Энергокухня-2016: об интересном и ужасном

, Опубликовано в "Энергия и эффективность"
Источник: Газета "Вечерний Челябинск",  http://vecherka.su/articles/economic/122508/
Автор: Сергей Таран
Для журналистов, пишущих об энергетике, компания «Фортум» провела традиционную, седьмую по счету «Энегокухню». Как всегда масштабно, оригинально и содержательно. Одна только квест-гонка по орденоносной ЧГРЭС с забегом на новенькую, с иголочки, станцию могла стать специальным сюжетом. Однако и марафон с лекциями от ведущих специалистов невозможно пропустить.
Фото автора
Вновь прибывшие коллеги из городов Большого Урала и Сибири набрасывались на экспертов с вопросами: как делается энергетика? что хорошего и что плохого случилось за год в отрасли? а будет ли выступать Доктор Тепло - всеми почитаемый Парвиз Абдушукуров, вице-президент по тепловому бизнесу компании? когда, наконец, заработают механизмы, приносящие удовлетворение и производителям и потребителям тепла? Вопросов у всех много. Есть и ответы, которые порой обескураживают. Энергетика — штука тонкая, где пересекаются интересы, варится политика и даются оценки, приходящиеся не каждому по вкусу. Словом, кухня...
Корреспондент «Вечерки» наблюдал, как энергоидеи доходят до готовности.

Мы запутались в сетях

Сначала новости. «Фортум» выполнил условия договора в части создания мощностей. Новые энергоблоки построены и запущены в работу. От всего старого, неэффективного избавились. В Челябинске на сегодняшний день электроэнергии производится избыточное количество. Ее продают на сторону. Так что разговоры о строительстве АЭС на Южном Урале должны сводиться к целесообразности.

У нас рынок электроэнергии построен странно. В одном секторе действуют отношения абсолютно по-рыночному, процентов на 30. Все остальное регулируется государством. В этом секторе - АЭС, гидроэлектростанции, сети (входят в общий баланс). Здесь за все платят регионы.

Про АЭС Парвиз Абдушукуров говорит:
- Там кривой, непрозрачный механизм инвестиций и операционных затрат. Действует так называемая надбавка «за безопасность». Было бы понятно, если бы это действительно было про безопасность. Но построено так: сколько ты принесешь, столько тебе и дадут. Это неправильно. Капитальные затраты в АЭС колоссальные. В любом случае надо высчитывать и стоимость владения. Как все это оцифровать, привести к базовым величинам? Ведь они должны когда-то заявляться на рынок.

Это неприятное. Перейдем к ужасному. Мировая практика такая: если стоимость транспорта электроэнергии больше, чем 20 – 30 процентов , то источник эффективнее перенести ближе к потребителю. Нет смысла транспортировать товар через гигантские расстояния, отмечает Абдушукуров. В противном случае транспортная составляющая становится сопоставимой со стоимостью продукта. В России сетевые компании чувствуют себя превосходно, хотя транспортная составляющая переходит все разумные пределы. Зачем нужны сети в 1000 километров? Нашелся бы механизм, который бы позволил не тратить колоссальные деньги для развития сетевой инфраструктуры. Справедливый — когда есть соревновательный процесс-конкурс. Но государство в противном случае платит своими деньгами. А это наши с вами налоги.

Пример, от которого становится горько. Себестоимость электроэнергии, условно говоря, 1,15 рубля за киловатт. Оптовый рынок покупает по 1,50 рубля. А потребитель покупает за 3,8 рубля. Кто между генератором и потребителем затесался? Сетевая компания!

- Это не разумные деньги, - восклицает Абдушукуров. - Любым толчком развития сети должен быть механизм от обратного. Тогда бы многие позитивные решения удалось реализовать.

Европа покрыта сетями в разы больше, чем вся Россия. Но денег на содержание сетей тратят меньше, чем у нас.
Кроме затрат на транспорт электроэнергии есть еще одна беда - вынужденный режим. Именно он позволяет неэффективным производителям годами оставаться на плаву. А ведь должен быть механизм, который всегда позволяет найти эффективного ???. Государство не будет тратить деньги, когда придет инвестор. Мы получим новую станцию, которая будет работать в рынке, по низкой цене продавать свой продукт. А сейчас механизм построен так: если доказал губернатор — двойной тариф платят все потребители. И это бесконечно. Старая станция новее не становится. Оборудование изнашивается. Затраты растут. А потребителю всегда нужна электроэнергия. Дальше что делать?

О тепле замолвите слово

Несколько лет назад всеми передовыми представителями энергетики начала пропагандироваться идея о реформе тепла на основе «альтернативной котельной». Напомним, в чем была суть. Предлагали изменить систему регулирования отрасли теплоснабжения целиком. Для этого нужно было решительно уйти от принципа «затраты плюс». Это он поддерживал и порождал все неэффективное, некачественное в отрасли. Ведь жаловаться на ремонты, нехватку средств проще, чем создавать новое. Из-за этого принципа на людей не обращают внимания: рост тарифов, дескать, неизбежен.

- А если создать систему, которая заточена на конечного потребителя, которая имеет саморегуляцию внутри себя, где влияние государства сведено к минимуму? - предложили прогрессивные энергетики. - В такой системе потребитель защищен раз и навсегда «предельной ценой». Она не может меняться иначе, чем на поправку к инфляции.

«Фортум» стоял у истоков этой реформы. Казалось бы, всеобщее воодушевление, желание что-то изменить подхватит реформу. И «альткотельная» зашагает по стране... Четыре года обсуждали идею в высоких кабинетах. Заседания, круглые столы, публикации, дебаты… Все потонуло в говорильне. Те, чьи корыстные интересы считаются неприкосновенными, победили.

- Изначально договаривались, - комментирует Абдушукуров, - что вся страна переходит на единые правила ценообразования: это свободные закупочные цены + предел конечного тарифа. Это не сделано. Зато появился проект закона, где переход на новый тариф возможен только по согласованию с мэром и губернатором. Как тут не вспомнить случай с Эрнстом Неизвестным, когда он сказал генсеку Хрущеву: «Кто вам сказал, что вы разбираетесь в искусстве?» Смысл-то был во включении рыночного механизма. А как чиновники регулируют, мы знаем.
Принцип «от затрат», порождающий коррупцию и неэффективность, остался. К эталонному подходу с «альткотельной» не перешли.

Хотели договориться и установить по всей стране стабильные правила игры на десять лет. Потому что за меньший срок в энергетике проекты не окупаются. Не договорились. Зато теперь в любой момент перечень участников рынка в договоре может быть пересмотрен. Пытались снять барьеры для бизнеса в тепле. Но бизнесом по-прежнему управляют чиновники. Четыре года псу под хвост. Заболтали! Чтобы что-то получить в сфере теплоснабжения, нужно пять – семь лет. В любом городе, чтобы переложить сети, построить источники тепла, потребуется время.


Быстрые решения

Но жить-то дальше надо, решили в «Фортуме» и стали искать решения, которые дадут быстрый разовый эффект, причем с небольшими усилиями и которые находятся в контексте тех же идей, что «альткотельная».
Остановились на ДПМ (договоры о поставленной мощности) — одном из немногих механизмов, показавшем свою эффективность, эластичность к рыночным отношениям. Именно эти ДПМ позволили привлечь колоссальное количество денег от инвесторов. А почему этот механизм не применить в ЖКХ?

- ДПМ - это долгосрочные правила, - размышляет Абдушукуров, - отсутствие разрыва между схемами теплоснабжения и инвестпрограммами.

Действительно, разработка «Схемы теплоснабжения» должна сопровождаться разработкой инвестпрограммы. Там все на учете: мероприятия, деньги, сроки. Но сегодняшнее законодательство позволяет допустить разрыв. «Схему теплоснабжения» могут принять без инвестпрограммы. Либо ее переделать, либо сдвинуть сроки, и никто не будет за это отвечать. Хотя, по идее, при разработке «Схемы» ответственность ложится на Единую теплоснабжающую организацию - ЕТО. Так вот, чтобы защитить интересы потребителей и исключить встречные тарифы, было предложено реализовать механизм ДПМ в ЖКХ.

Там все очень похоже, как в электроэнергетике. Перечень объектов с их характеристиками установлен актом правительства. Схема теплоснабжения утверждается ОМСУ. Смотри требование к «Схемам теплоснабжения» в постановлении правительства № 154 от 22.02.2012 г.

Сегодня на каждом углу вы слышите, что в ЖКХ развал, денег нет. Так ли это, когда тарифами продолжают душить собственника жилья все, кому не лень?

Между тем у всех компаний ДПМ закончились, начался период возврата инвестиций.
- Мы предлагаем, чтобы у этих же компаний появилось желание в ЖКХ не увести деньги в дивиденды, - говорит Абдушукуров. - Чтобы это сделать, нужны механизмы. Деньги в стране есть, порядка двух триллионов рублей. Это быстрое решение.

Вернемся немного назад. Идеология «альткотельной» не нашла применения. Получился какой-то суррогат, который закрепили в законе. Чтобы хоть как-то показать населению, власти, бизнесу идеологию «альткотельной», прогрессивные энергетики несколько раз выходили с простой инициативой. Последние пять лет мы переживали бум в строительстве. В Челябинске поднялись целые микрорайоны. Именно там с чистого листа можно было бы запустить эксперимент: в любом квартале построить мини-модель «альткотельной». Инвестор, который приходит с возведением дома, и инвестор, который приходит с «альтекотельной», уже на стадии начала продажи долевого строительства формулируют условия для всех потенциальных собственников. Условия квартиры нужно увязать с условиями обеспечения энергоресурсами, чтобы не получилось, что человек купил хорошую квартиру в хорошем месте, а потом сказал, что содержать квартиру очень дорого. Вот бы собрались, прикинули, во что обойдутся сети, источник тепла, подсчитали. И все бы увидели чистое теплоснабжение, незамутненное ничем.

Часто приводят аргумент производителям тепла: «Если убрать госрегулирование, вы бесконечно можете поднимать цену».

Но «альткотельная» не позволяет поднять цену. Она зафиксирована. Главное - помнить о неизменности правил и закрепить это в договоре. Тогда для инвесторов появляются четкие правила как минимум на десять лет. Отпадают головные боли с установкой тарифа, выдачей техусловий, множеством бюрократических процедур подключения к энергоресурсам.

- Строится микрорайон, - мечтает Абдушукуров, - мы посчитали там котельную, сети, определили период окупаемости их. Поставили предельную цену до тарифа «альткотельной» и зафиксировали договором. Все увидят, что эта цена будет на том же уровне, который сегодня есть. Но зато никому ничего не надо делать: все сделали инвесторы.

Механизм простой, тривиальный, но государство не идет на этот шаг. Хотя этот же механизм работает, если строятся всякие технопарки, закрытые территории развития.

Еще один момент — электросервисные договоры и контракты. Опыт показывает, что электросервисный контракт заключить невозможно. В огромной стране нет опыта, как это работает. За этим решением стоят колоссальные эффекты. Но стоят препоны.

Надо сделать всего несколько шагов. Нужно вернуть право собственнику распоряжаться своим имуществом. У нас сегодня в многоквартирных домах нет заказчика. Все ругают управляющую компанию, а кто собственник этого дома?


Улучшение тарифного процесса

Тарифные решения — от «затрат - плюс» перейти к предельным тарифам. Ведь почему тарифы растут? Процесс не прозрачный.

Это подача заявки на тарифы прозрачна. Она висит на сайте регулятора. И там прописано все до мелочей. Все, что нужно доказать регулятору. Но абсолютно закрыт процесс, который говорит, что именно регулятор отдал. На выходе цифра с потолка. Одному дают 1,5 тысячи рублей за гигокалорию. Другому — 2 тысячи рублей. Почему? Не понятно. Одному — больше, другому - меньше, хотя работают в одинаковых условиях.

Тарифное меню и экспертное заключение должны быть подробными. Это один из способов перейти к бич-маркету — методу сравнения. Это уберет серые схемы, полукриминальное принятие решений.

Теплоснабжение - огромная сфера народного хозяйства, но она не имеет хозяина. Давно назрела пора учредить собственное министерство. От разных министерств каждый месяц выходит от трех до пяти актов, регулирующих сферу тепла. Все видят ситуацию по-своему, о целостной картины отрасли нет, нет и стратегии теплоснабжения.
Последнее изменениеВоскресенье, 04 декабря 2016 19:24
Оцените материал
(0 голосов)