Незаконная модель

, Опубликовано в "Новая модель рынка тепловой энергии"
Источник: журнал "Эксперт Урал" №17-19 (686), http://www.acexpert.ru/archive/nomer-17-686/nezakonnaya-model.html
Автор: Людмила Колбина

Действующая модель теплоснабжения направлена на регулирование каждой отдельной компании, а не системы в целом. Из-за этого саму систему никто не замечает
Аналитический центр «Эксперт» и журнал «Эксперт-Урал» предложили энергетическому сообществу 12 апреля в Екатеринбурге обсудить в формате круглого стола региональную проекцию реформы рынка тепловой энергии. Ярые сторонники и противники скрестили копья для дискуссий на экспертной площадке.

Эта тема с накалом страстей обсуждается несколько лет. Почему — понятно: оборот в теплоснабжении — 1,5 трлн рублей, при этом отрасль недофинансирована, износ оборудования — 70%. За круглым столом рассматривались общая оценка реформы рынка теплоснабжения в России, ценообразование в сегменте, схемы теплоснабжения и практики их применения на местах. Участие в разговоре приняли ведущие эксперты отрасли, представители региональных и городских властей, регуляторы, производители и поставщики тепла, энергетический бизнес, исследовательские структуры.

Общая оценка реформы
В первом блоке вопросов участники круглого стола разбирались, какой должна быть модель рынка теплоснабжения.

— Понятно, что ответов на ряд вопросов мы ни сегодня, ни завтра не получим, потому что тематика слишком серьезная и сложная, — отметил модератор круглого стола Евгений Гашо, советник Управления экспертно-аналитических работ Аналитического центра при правительстве РФ. — В законодательстве изначально были заложены правильные вещи, но то, во что это превратилось, создает очень большие риски для всей системы. Принципы реформы всем понятны. Самый большой вопрос — как это реализовать, приземлить на конкретную ситуацию в конкретном городе. И мы надеемся на примере кейсов различных городов показать варианты решения проблемы. Потому что единого решения нет. Мы хотим, чтобы проблема сдвинулась с места, обеспокоенность торможением реформы от разговоров переходила в реальные действия.

Аналитический центр при правительстве РФ провел опрос: регионы не против новой модели рынка тепла, только 80% начать просят не с них. Чуть раньше, в 2013 году, аналитики собрали 70 предложений для Минэнерго РФ — что делать с теплоснабжением. В 80% из них позиции потребителей и поставщиков тепла сходятся. Это принципиально важно. 70% респондентов желают знать правду: что происходит с отраслью, какова реальная ситуация по теплоснабжению.

Например, потребители и бизнес хотели бы знать, как решится вопрос с подключением к сетям. Сегодня он очень напрягает, говорит Парвиз Абдушукуров, заместитель генерального директора по операционной деятельности — главный инженер ОАО «Фортум», вице-президент по тепловому бизнесу:

— В новой модели плата за подключение отменяется, потому что мы все живем с продаж: чем больше продали, тем больше заработали. Брать деньги с потребителя за подключение станет бессмысленным. Нужно убрать огромный массив правил по подключению, которые перекликаются и противоречат друг другу, сделать единый документ. Исключить льготных потребителей: всем ясно, что невозможно за 500 руб­лей обеспечить подключение, это приводит к тому, что все издержки, связанные с несением этих затрат компаниями, перекладываются в сетевой тариф. Брать тепло по такой цене невыгодно, в ответ большой бизнес строит собственную генерацию, оставляя обветшавшую сеть на содержание оставшимся в системе потребителям — в основном населению.
 
Парвиз Абдушукуров предложил также синхронизировать подключения всех коммуникаций. Когда дом построен, к нему должны быть подведены все ресурсы одновременно: вода, свет, тепло, газ. Правила подключения, порядок ценообразования тоже должны быть одинаковы. Сейчас мы наблюдаем привычную ситуацию: построили дом, а потом семь организаций друг после друга раскапывают и закапывают траншею. А когда коммуникации начинают выходить из строя, все опять поочередно делают то же самое. Давно пора создать единые технологические коридоры для инженерных коммуникаций и упрощенную процедуру согласования. На землю для коридоров должен быть публичный сервитут.

Ряд экспертов беспокоит проблема «на хвосте» теплопроводящей цепочки — потребитель не понимает, что он собственник, и не знает, как ему управлять домом. Он знает по документам, что владеет конкретной квартирой. А общедомовое имущество законодательно висит в воздухе. В практике игнорируется, что нельзя без согласия собственника делать что-то в подвале или на крыше. Нужно ввести соответствующие поправки в закон. Все должны понимать, что бенефициарами всего, что есть в доме, являются собственники. И только по их поручению и от их имени выполняются все действия. На Западе любая управляющая компания свободно идет в банк и берет кредит. Банк понимает, что управляющая компания действует от имени и по поручениям собственников. Резюме по проблеме: пока потребитель не станет собственником, реформа не будет иметь результата.

Игроков рынка тепла волнует и «голова» процесса: Минэнерго РФ — это штаб реформы или просто поставщик госуслуг, который сидит и лишь что-то там поправляет? По всей видимости, нужен штаб, который ведет целостную политику. По оценке Минэнерго, необходимо 2,5 трлн рублей, чтобы инвестировать в отрасль и вытащить ее из технологического провала. По мнению Евгения Гашо, вопрос денег в данном случае размыт. Сумма может быть и больше. Но дело не в ней, а в том, как сегодня запустить механизм реформ. Все уперлось в «некие политические вещи» и проблемы взаимодействия оппонирующих сторон, не имеющие однозначного решения, в поиск компромиссов. Хотя есть несколько регионов, которые прошли путь к компромиссам и готовы о нем рассказать: Свердловская область в их числе.

Схемы теплоснабжения: практика на местах
Второй блок обсуждаемых вопросов был связан со схемами теплоснабжения — важным условием привлечения инвестиций в отрасль — и практикой их применения на местах. Принятие схем теплоснабжения в таких городах, как Тюмень, Челябинск, из-за отсутствия консенсуса и прочих причин задерживается, теплоснабжающие организации на этих территориях вынуждены работать без основополагающего документа. А по закону без схемы ничего практически нельзя делать: принимать и выполнять инвестпрограммы, развивать теплоснабжение.

Упреки в так называемой котельнизации, которая якобы предусмотрена по готовящейся схеме теплоснабжения Челябинска, решительно отмел Юрий Параничев, первый заместитель главы города:

— Я однозначно говорю, что никакой котельнизации в схеме нет. В свое время по областной целевой программе действительно были вложены средства в модернизацию котельных, которые в основном располагаются в поселках вокруг Челябинска. Инвестиции позволили модернизировать неэффективные котельные. Это достаточно надежные и локальные тепловые источники.

С «Фортумом» (ключевой производитель и поставщик тепловой энергии для Челябинска) мы ведем нормальный диалог. Я считаю, что есть конструктивные позиции как у городской администрации, Минэнерго РФ, так и у «Фортума». И в принципе по ряду позиций нам необходимо будет договориться до 1 сентября. Мы все равно найдем компромиссные решения. Мы неоднократно говорим о поиске баланса интересов генерации, транзитников, потребителей, бюджета. Это основная наша задача. Потому что нельзя оставить в заложниках споров население.

Екатеринбург сделал качественную схему теплоснабжения, которую поэтапно реализует, уверен Сергей Зырянов, заместитель председателя правительства Свердловской области:
 
— Без схем теплоснабжения не обойтись. Но главы маленьких муниципалитетов часто формально подходят к этому вопросу. Буквально за 10 тыс. рублей нанимают исполнителя, который находится в другом городе. Он даже не выезжает на место, запрашивает документы у муниципалитета. Изготовленная таким образом схема, конечно, никуда не годится, это чистая формальность. При случае и для нужных людей документ полностью пересматривается. Так что схемы практически у всех городов на Среднем Урале готовы, но качество совершенно разное.

— Конечно, для регулятора, определяющего стоимость услуг, важно наличие именно грамотно и квалифицированно составленной схемы. Поэтому эти процессы в регионе должны через какое-то время перей­ти с количественного этапа на качественный, — подчеркнул Александр Соболев, представитель РЭК Свердловской области.

Причину происхождения некачественных схем в небольших городах пояснил Владимир Бусоргин, директор Свердловского филиала ПАО «Т Плюс»:

— Когда в энергетическом сообществе начинали говорить о схемах теплоснабжения, полагалось, что в больших городах контроль и экспертную оценку осуществляет Минэнерго РФ, а в небольших — областная власть. Но по факту в мелких городах все решения оказались на уровне мэра. И очень многие мэры, которым все равно, зафиксировали схемами фактически ту ситуацию, которая есть, заплатив разработчикам копейки, лишь бы отстали от них и прокуратура не таскала, не спрашивала, где у тебя схема теплоснабжения. Временные люди зашли и ушли, за городки никто не отвечает. Поэтому мелкие города надо также перенести на уровень компетенции Минэнерго РФ, поднять там качество схем теплоснабжения. Т Плюс пробовала участвовать в этих схемах — нас просто не слушают. Поэтому мы из проектов в мелких городках уходим.

Еще аспект: ответственность за исполнение схем теплоснабжения, в том числе меры принуждения по реализации, никак законодателем не прописана. Сплошь и рядом идет строительство газовых котельных где кто хочет, никто якобы не может остановить застройщиков.

Проблемы небольших городов в Пермском крае идентичны описанным в Свердловской области, подтверждает Валерий Кривощеков, коммерческий директор ООО «ИнКОМ» (Пермь). Компания работает со схемами в городах, где меньше 100 тыс. населения. Проблема в том, как уже отметили, что нет бюджетного финансирования этих проектов, а малые объемы отпуска тепла не позволяют привлечь туда инвестиции. Производство тепла абсолютно нерентабельно. Валерия Кривощекова удивляет, когда системы теплоснабжения называют бизнесом, ведь на территории края в тарифном регулировании уровень рентабельности 0%. В маленькие поселения, от 25 до 50 тыс. населения, бизнес не придет — там нет рентабельности. Это во-первых. Во-вторых, столько лет не вкладывали федеральных денег в развитие системы теплоснабжения, что теперь заработать в ней можно только после значительных инвестиций.

Острую тему нерентабельности тепла продолжил Парвиз Абдушукуров. Он полагает, что надо просто сказать, при каком тарифе теплоснабжение рентабельно. И создать условия для этого. Инвестор приходит, когда есть правильная институциональная среда, то есть благоприятные законы и долговременность решений. В противном случае бремя поддержки отрасли ложится на бюджет.

Раньше проблемы с теплоснабжением так и решались: отсчитали сколько-то руб­лей и закрыли очередную брешь. Но сейчас в бюджете нет триллионов, необходимых на модернизацию отрасли, и в ближайшее время не будет. Мы живем в северной холодной стране, деньги на эффективное теплоснабжение нам необходимы, дать их может только бизнес. Значит, нужно сделать так, чтобы он пришел в теплоснабжение. Для этого нужно всем, бизнесу и власти, научиться договариваться.

Давайте посмотрим в корень, настаивает Парвиз Абдушукуров: где сегодня стоим — оцифровать, куда хотим попасть завтра — оцифровать, и дать пошаговый путь к достижению той цели. Каждый шаг мы должны сверять: туда ли идем, приближаемся к цели или нет, а иначе продолжим терять время. Проблема по стране системная, и решать ее надо системно.

Помнить о конечной цели в новых подходах к теплоснабжению, ценообразованию, о том, кто является потребителем этой услуги, призвала и Татьяна Кучиц, министр тарифного регулирования и энергетики Челябинской области. Она отметила, что 80% потребителей централизованных систем теплоснабжения — это население, в платежке которого 60% составляет тепло. Схема теплоснабжения должна быть сбалансированным документом развития, из которого исключены избыточные инвестиционные потребности теплоснабжающих организаций.

Отсюда сложность в утверждении схем теплоснабжения в четырех городах РФ, где достижение баланса — сложная задача:

— Например, в схеме теплоснабжения Челябинска наш стратегический партнер «Фортум» предполагает, что ежегодно дополнительная валовая выручка растет при минимальных параметрах на миллиард, и дополнительный прирост тарифа самого «Фортума» — от 20%. Понятно, когда рост платежей граждан за тепло ограничен 4%, это очень сложно реализовать. Мы всегда поддерживаем инвесторов модернизации систем теплоснабжения, но хотелось бы, чтобы все происходило за счет эффективных бизнес-решений и технологий, а не только за счет роста тарифа. И здесь не важно, будет ли он последствием реализации схемы или метода «альтернативной котельной». По Челябинску мы произвели расчеты в соответствии с проектом методики, которую разместило министерство энергетики РФ, и получается, что рост тарифов будет 54,6%. Но когда уже введены ограничения платежей граждан, эта нагрузка ложится или на потребителя, или на бюджет. Здесь надо задуматься, действительно ли нужны эти инвестиции. Второй вариант схемы теплоснабжения Челябинска, предложенный администрацией, предусматривает только те инвестиции, которые необходимы на поддержание надежного теплоснабжения.

— Да, есть «крышка», которую установило правительство — 4% роста, — заметил Парвиз Абдушукуров. — Но для неэффективной котельной с тарифом 3 тыс. рублей это 120 рублей, для эффективной ТЭЦ, у которой тариф 700 рублей, это 28 рублей. Существенно для потребителя: 120 и 28. Зато «соблюли справедливость». Мы предлагаем говорить не о том, сколько заплатит потребитель, а о том, какова справедливая цена. В России без тепла жить невозможно, оно будет куплено в любом варианте. Давайте спросим у потребителя, что ему нужно: услуга плохого качества или хорошего? И, может, потребитель готов заплатить такую стоимость? Надежность определяет потребитель, а государство определяет правило, минимальные требования, их легко оцифровать. Если для этого надо вложить 1 млрд рублей, не надо говорить о том, как заплатит население: бюджет должен заплатить. Ведь это требование установлено государством. Требования по безопасности в теплоснабжении не надо обсуждать, их надо выполнять. Например, в Тюмени три года назад система теплоснабжения официально была признана малонадежной. На безопасность сразу нашли деньги: часть из тарифа, часть из бюджета. Никто при этом не обсуждал вопросы роста тарифа. По этой логике и надо идти. Но чтобы каждый раз не говорить, много это или мало, нужно определить референтную цену. И бизнес будет понимать, что в этой референтной цене все справедливо. А мы все время отходим от ключевой задачи и сваливаемся в локальную перепалку. Надо выскакивать из этого круга.

Вопрос не в тарифе, считает и Владимир Бусоргин, он тоже оппонировал Татьяне Кучиц:

— Схема теплоснабжения говорит о том, что хочет власть для города, территорией которого управляет. Образно говоря, хочет она ездить на раздолбанном «москвиче» — пускай ездит. И устраняет зимой прорывы. Хочет купить хорошую машину — придется заплатить. Такие аналогии. Вопрос не в тарифе. На Западе тарифы выше в три раза, только люди платят меньше, или столько же, сколько мы. В Екатеринбурге власть четко сформулировала, что хочет получить город, в чем общий интерес власти и теплового бизнеса. А мы разработали технические решения по схеме.

Разговор вернулся к Свердловской области, к тому, как здесь реализуются схемы теплоснабжения. Анализировал Сергей Сысков, начальник управления развития рынка газа АО «Уралсевергаз», эксперт комитета по энергетике СОСПП:

— Большинство предприятий теплоснабжения сегодня планово убыточные. Теплоснабжение перестало быть бизнесом. Когда ставили задачи по разработке схем теплоснабжения, пытались понять, что необходимо сделать, чтобы система была надежная, предоставляла доступную услугу для граждан круглый год. Сегодня в Свердловской области принципы, которые изначально закладывались и были обозначены в законе, не только не соблюдаются, все делается с точностью до наоборот. Вот примеры. Серовская ГРЭС обеспечивала весь город теплом. Но серовцы зачем-то постепенно переходили на местные котельные. В итоге теплотрассу централизованного теплоснабжения — в металлолом. Недавно на Серовской ГРЭС Газпром запустил новый мощный энергоблок — почему-то без теплофикации... А в городе рассматривается вопрос: как построить еще одну котельную, которая будет обеспечивать теплом поселок энергетиков. Разве это государственный подход? Разве это было заложено в схеме теплоснабжения? Та же самая ситуация в Новоуральске: город обеспечивался теплом от Верхнетагильской ГРЭС, осуществлявшей комбинированную выработку. Ныне в Новоуральске переходят на локальную пиковую котельную, и здесь 18 километров теплотрассы — в металлолом. В Екатеринбурге строятся крупнейшие котельные в отдельных микрорайонах, до 180 МВт, без когенерации, только тепло. В Среднеуральске, городе, в котором стоит крупнейшая ГРЭС, все жилье строится с котельными на крышах. А станция вырабатывает с избытком тепловую мощность и в перспективе этот избыток будет увеличиваться. Все принципы, которые были заложены изначально в схемах теплоснабжения, в Свердловской области не работают.

Сегодня понятны основные направления, куда надо двигаться, а механизмов реализации основных принципов нет, подытожил эксперт. Надо, чтобы на уровне муниципалитета были законодательно определены полномочия, поставлены рамки. Верно здесь говорили: многие муниципальные схемы сделаны только ради того, чтобы они были.

В схему теплоснабжения Екатеринбурга, в отличие от муниципий, стрелы критики не летели. Раскрыл секреты компромисса бизнеса и власти независимый эксперт Андрей Щербинин. По его словам, бывший мэр Аркадий Чернецкий активно продвигал стратегию развития города. Иметь схемы теплоснабжения было актуально для разработки инвестпрограмм. Причем схема теплоснабжения с точки зрения текущей ситуации — это одна тема, а с точки зрения перспективного развития — совершенно другая. Для Екатеринбурга было важно, во-первых, согласование с разработчиками генплана всех моделей развития города до 25-го — 30-го годов, на это ушло более трех лет. Во-вторых, создание единой дежурной диспетчерской системы города: тогда было 150 собственников сетей только в теплоснабжении. Сети поначалу активно сопротивлялись схеме, как и филиал ТГК-9 (входил в КЭС Холдинг, ныне Т Плюс групп): Причина: в то время ни одно из предприятий энергетиков не хотело открывать реальную статистику по аварийности, по потерям. Под то, что иначе город не будет согласовывать энергетикам ремонтные программы, удалось заполучить статистику в единую дежурную диспетчерскую систему. А Т Плюс не просто включился в работу по схеме, а еще и софинансировал.

В крупных городах — Екатеринбурге, Челябинске достаточно большие денежные потоки, и там, очевидно, можно выстроить прибыльный бизнес с точки зрения теплоснабжения, считает Сергей Зырянов. Он опроверг утверждения, что в регионах огромное количество предпринимателей хотят войти в концессии на тепловой бизнес, но якобы нерадивые чиновники регионального, муниципального уровня не пускают их туда. По данным чиновника, желающих зайти в тепло инвесторов за пределами мегаполисов нет. На периферии вместо кэша за тепло — огромные неплатежи. В Екатеринбурге не платят за тепло 6% потребителей, а в отдельных муниципалитетах — до 25%. То есть прежде нужно решить вопросы с оплатой.

Еще один аспект реализации схем в регионах отметил Валерий Кривощеков:

— В Перми компания Т Плюс совместно с администрацией проработали схему теплоснабжения, энергетики переводят потребителей на источники комбинированной выработки. Есть поручение президента, есть государственная стратегия.  И вдруг ФАС выносит решение о наложении штрафа на Т Плюс за то, что она доминирует в рынке. Давайте придем к консенсусу: мы что делаем? Развиваем децентрализацию и водогрейные котельные, либо переходим на комбинированную выработку? Два федеральных ведомства, ФАС и Минэнерго РФ, ведут в регионе противоположную политику.

Детально показал, с какими трудностями приходится сталкиваться бизнесу при отсутствии в городе схемы теплоснабжения Игорь Рындин, директор филиала «Челябинские тепловые сети» АО «УТСК». В Челябинске в 2012 году началась разработка схемы, три раза проводились публичные слушания, два раза она направлялась в Минэнерго, последний раз, в феврале, схему вернули. На сегодня утвержденной или разработанной схемы нет. Компания не может решать земельные вопросы при подключении новых объектов. Отсутствуют инвестиционная программа, источники финансирования, единая плата за единицу мощности. Идут судебные споры с регулятором. Дело в том, что по каждой заявке застройщика тепловые сети вынуждены получать индивидуальную плату, для этого прорабатывать технические мероприятия: что нужно сделать, где расшить сети, где построить, по какой трассировке. Решать проблемы приходится на каждом этапе подключения. Сетевики не могут определить точную трассировку для подключения нового объекта, потому что ее можно получить только на основании проекта. Чтобы сделать проект, нужно получить деньги. А для этого надо заключить договор о подключении. А чтобы заключить договор о подключении, нужно получить плату. А чтобы получить плату, нужно разработать мероприятия… Компания в замкнутом круге проблем. И не она одна.

Ценообразование: тарифы или рыночные механизмы
В третьем блоке обсуждаемых вопросов — о цене тепла — много внимания эксперты уделили тому, как достичь компромисса между конечным потребителем и поставщиком энергии. По исследованиям Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ, в 30% муниципальных образований уровень цены альтернативной котельной уже ниже установленного по действующим тарифам, сообщил директор института Илья Долматов. Соответственно, нужно искать рецепты в эффективности системы теплоснабжения, а не в тарифных решениях, заключил эксперт.

И предложил тезисы для размышления: может быть, не стоит внедрять уровень альтернативной котельной в регионах повсеместно. Нужно до всех довести уровни цены, которые могут быть в случае принятия этой модели, чтобы регионы, муниципальные образования разобрались, как соотносятся их цены на тепловую энергию с тем, какой уровень может быть инвестиционно привлекательным. И, конечно, найти решение там, где тарифы будут выше цены альтернативной котельной, почему это происходит. В логике новой модели их должны заморозить.

Для рынка Илья Долматов видит риски недобросовестной деятельности ЕТО, которая фактически становится монополистом в системе централизованного теплоснабжения. Нужно понимать, как государству работать с этим:

— Мне кажется, ключевой вопрос в том, что государство в лице регулирующих органов не выработало схему взаимоотношений с регулируемыми организациями, где четко определена ответственность одних и других. Эта проблема относится не только к сфере теплоснабжения, но и ко всем регулируемым сферам экономики. Те же концессионные соглашения: я оцениваю их эффективность довольно низко. Еще раз подчеркну: проблема скорее в том, что государство в лице регуляторов не может четко определить, чего оно хочет от регулируемых организаций.

В Институте проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ рассчитали цены альтернативной котельной для городов. Разбежка получилась существенная. Во многих регионах цены выше действующих тарифов, которые установлены сегодня для потребителей. Допустим, в Екатеринбурге цена альтернативной котельной 1197 рублей за гигакалорию, в Челябинске — 1071, в Перми — 1241 рубль. Это явно потребует на первом этапе дополнительного роста тарифа.

Вопрос эффективности систем теплоснабжения становится центральным в споре о том, какие необходимы проекты и за какие деньги. На сегодняшний день эти критерии не отработаны, отмечали участники круглого стола. И регуляторы, и теплоснабжающие организации тему не обсуждают. Нет предложений типа давайте включим в схему этот инвестиционный проект, если он будет с внутренней нормой доходности 15%. А если 10%, то не включим. К сожалению, про эффективность забываем. На это эксперты обратили внимание и предложили рассмотреть причины. С этого года все теплоснабжающие организации повсеместно перешли на установление долгосрочных тарифов в сфере теплоснабжения, работают по методу долгосрочной индексации. Пока не понятно, какие плюсы-минусы в этом.



Вице-президент «Фортума» указал также на важнейшую из причин, почему тормозится переход на новую модель теплоснабжения. По законопроекту каждая система теплоснабжения на территориях должна быть выделена в отдельную зону и там определена единая теплоснабжающая организация. ЕТО будет закупать произведенное тепло по свободным ценам и продавать его потребителям, но уже с ограничением — не выше предельной цены альтернативной котельной. Регулированию подлежит только конечная цена, это будет мотивировать ЕТО приобретать больше тепловой энергии и мощности у наиболее эффективных источников, к которым относятся ТЭЦ.

Существующие механизмы ценообразования ставят потребителя перед фактом сложившейся неэффективности. Потребитель из года в год вынужден платить за накопленные системой проблемы. Пока во многих городах применяется так называемый котловой метод: на территории одного муниципального образования замешаны более низкие тарифы от комбинированных источников и более высокие тарифы от котельных.

Действующая модель направлена на регулирование каждой отдельной организации, а не системы теплоснабжения в целом. Из-за этого саму систему не замечает никто. Разделение на зоны обнажит проблемы, которые котловым методом скрывались, были не видны, отмечает Парвиз Абдушукуров. И приведет к тому, что при ограниченном росте платежа конечного потребителя все эти дельты между тарифами (котельных и ТЭЦ) будут компенсироваться из бюджета. Естественно, из этих опасений решения по схемам теплоснабжения не принимаются муниципалитетами. Надо попытаться сблизить позиции и понять, какие компромиссы необходимо достичь на территориях.

За изменения методики тарифного регулирования и необходимость создания ЕТО высказались 83% экспертов, опрошенных порталом «ЖКХ Контроль», рассказал главный редактор портала Глеб Девятов. А вот предложение в законопроекте о внедрении метода альтернативной котельной встречено обществом неоднозначно. Если представители коммерческих предприятий единодушно поддержали новацию, то представители МУПов и ГУПов за постепенное внедрение целевой модели. Большинство опрошенных поддержало идею формирования рынка тепловой энергии.

В ходе дискуссии мы увидели задачу колоссальной важности — сообществу пора учиться сближать позиции, выработать алгоритм движения к компромиссам. Затянувшиеся споры в регионах по ряду аспектов реформы переходят в неконструктивную плоскость. Проигрывают все, в первую очередь потребители, то есть мы с вами. Возможно, круглый стол послужит событийной точкой выстраивания компромиссов, заключил Евгений Гашо.

Последнее изменениеПятница, 07 октября 2016 15:23
Оцените материал
(0 голосов)