Пчелы против меда

, Опубликовано в "Теплоснабжение в России"
Источник: "Тепловая энергетика", http://www.eprussia.ru/epr/297-298/7938826.htm
Автор: Елена Бехметьева

Эксперты обсудили, как преодолеть кризис в теплоснабжении и выбраться из «инвестиционной ловушки»

К 2020 году порядка 28 ГВт из 160 ГВт мощностей действующих ТЭЦ в энергосистеме России выработают парковый ресурс. То есть из энергосистемы страны за пятилетку выбудет каждая шестая станция.

В зоне риска – небольшие города Центральной России и Сибири, где активное развитие энергосистемы происходило в 40‑50‑е годы прошлого века. В 2015‑м инвестиции в развитие генерации и сетевого комплекса составили 656 миллиардов рублей – с учетом инфляции упали более чем в два раза по сравнению с пиком 2011 года. Большинство компаний отрасли готовы наращивать вложения, но не видят гарантий возврата вложенных средств даже при гарантированном рынке сбыта. Словом, выбраться из «инвестиционной ловушки» невозможно без наличия системного подхода к развитию теплоэнергетики и четкой стратегии ее реформирования.

Никому ничего не надо?

Об этом говорили на круглом столе «Инвестиционная ловушка» в теплоснабжении: где пути выхода из кризиса отрасли?», организованном Либеральной платформой партии «Единая Россия».

Основными рисками отрасли теплоснабжения эксперты назвали турбулентность федерального и регионального законодательства, низкую платежную дисциплину по всей цепочке следования платежа, недостаточный контроль местными властями денежных потоков, в результате чего крупнейшие инвесторы не могут влиять на систему теплоснабжения, а сети продолжают ветшать.

Генеральный директор ООО «Сибирская генерирующая компания» Михаил Кузнецов привел в пример город Рубцовск (Алтайский край): в 2010 году у Рубцовской ТЭЦ исчез крупный потребитель – тракторный завод, который брал значительную часть тепла. После банкротства завода отпуск тепла упал на 30 процентов, а себестоимость производства сократилась только на 15 процентов, предприятию стало элементарно не хватать денег. В этой ситуации нужно было либо повысить тарифы до необходимого уровня, либо из муниципального бюджета выделить средства, но ни на один из этих подвигов муниципалитет оказался не готов. Хроническая нехватка денег привела к серьезной технической деградации оборудования, в первую очередь производящего тепло, при том что Рубцовская ТЭЦ является ядром теплоснабжения города.

В этом году собственник Рубцовской ТЭЦ заявил о выводе ее из эксплуатации с 1 декабря, что ставит под угрозу стабильность теплоснабжения в городе в самом ближайшем будущем.

– СГК предложила вариант решения этой проблемы. Если оставить один из двух источников теплоснабжения, можно существенно сократить общие издержки теплоснабжения города. Другой вопрос, что такой источник нужно привести в нормальное состояние и залатать сети. По нашим оценкам, это обойдется в 1,3 миллиарда рублей, еще около 200 миллионов потребуется для покрытия убытков теплосети, пока она не начнет получать экономический эффект, – комментирует гендиректор СГК. – Срок окупаемости инвестиций вполне приемлем – примерно двенадцать-пятнадцать лет, но, даже имея договоренности с краевой администрацией и муниципалитетом, стороннее финансирование под проект привлечь довольно сложно. Это связано с законодательным формированием тарифа – в действующем законе «О теплоснабжении» не менее девяти способов регулирования необходимого, с точки зрения власти, тарифа, каждая смена губернатора или мэра несет для инвестора колоссальные риски.

Заместитель генерального директора по операционной деятельности – главный инженер ОАО «Фортум» Парвиз Абдушукуров поддержал дискуссию, согласившись: инвестиционные проекты в теплоснабжении сегодня не реализуются из‑за отсутствия законодательной базы и экономических стимулов, а также из‑за конфликтов интересов и противодействия на местах.

– Мы за комплексный подход: менять нужно не тарифную формулу, а концепцию, которая должна раз и навсегда защитить потребителя от бесконечного роста тарифов. При этом важно создать условия, чтобы рынок теплоснабжения начал функционировать именно как рынок, создать условия для прихода инвестиций в данную отрасль, – считает господин Абдушукуров.

Хотя реализация закона о реформировании рынка тепла под вопросом, у бизнеса уже есть примеры готовых проектов, выгодных всем. Спикер упомянул о проекте по переводу нагрузок котельных на ТЭЦ в городе Копейске. Копейск, расположенный недалеко от Челябинска, имеет 45 котельных, принадлежащих пяти ТСО. У каждой ТСО свои тарифы для потребителей, но по факту они отличаются до 70 процентов, что, в свою очередь, провоцирует социальную напряженность. На 1 января 2016 года тарифы для потребителей в зоне этих ТСО составляли в среднем 1900 рублей / Гкал. «Фортум» предложил реализовать инвестиционный проект, подразумевающий строительство на ТЭЦ-1 дополнительного блока и перевод нагрузки с котельных на ТЭЦ. Обязательным условием была бы фиксация тарифа на десять лет с индексацией на инфляцию. – Казалось бы, выиграют все: появится новый источник энергии и тепла, закроется неэффективная генерация, придут новые инвестиции, повысится надежность и качество теплоснабжения. При этом мы не просили дополнительных вливаний из бюджета, но проект не реализуется – просто никому это не надо, – развел руками Парвиз Абдушукуров.

Еще один пример – проект по установке индивидуальных тепловых пунктов в Челябинске. Для анализа эффективности ИТП выполнено сравнение теплопотребления нескольких жилых домов до и после установки ИТП за один год. Оказалось, потребление в домах без ИТП составляет 0,328 Гкал на квадратный метр, а при работе ИТП – 0,242 Гкал на квадратный метр. Таким, образом, экономия выходит порядка 26,22 процента. В результате среднестатистическая челябинская семья, имеющая двухкомнатную квартиру 54 квадратных метра, может сэкономить около пяти тысяч рублей в год на платежах за отопление и горячую воду. Несмотря на то что предложенный проект является элементарным, а для его окупаемости потребуется всего полтора года, он не реализуется даже в масштабах Челябинска из‑за отсутствия законодательной базы на федеральном и региональном уровне.

Вице-губернатор Челябинской области Сергей Шаль заверил, что местные власти не против создания индивидуальных тепловых пунктов за счет взносов граждан на капитальный ремонт.

Господин Абдушукуров заявил, что выход из «инвестиционной ловушки» видит в реформировании рынка тепла. Сегодня сама система выстроена неправильно: можно регулировать какой‑то винтик, но она не будет работать, пока нет заинтересованности всех сторон, законодательная база несовершенна и отсутствуют экономические стимулы.

– В любом городе со сложившейся инфраструктурой строятся новые микрорайоны, и кто мешает на этих новых территориях убрать регулирование, установить предельный тариф и дать возможность инвестору прийти, создать инфраструктуру, заранее закрепив для будущих жителей этого района предельные тарифы? Сколько раз с этой инициативой ни выходим – никак не можем прийти к консенсусу. Подобный опыт мог бы стать хорошим примером для других инвесторов, для государства, – обратил внимание эксперт. – Хотим мы того или нет, но производство тепла – это конкурентный бизнес, и основной доход любой теплоснабжающей организации должна приносить продажа тепла. В то же время инвестиционная привлекательность невозможна без наведения порядка в ЖКХ.

А кто‑нибудь спросил граждан?

Инвестиции не идут в теплоэнергетику потому, что предприниматели и власть говорят на разных языках, считает первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Елена Николаева. От такой недоговоренности страдает в первую очередь потребитель: платежи растут, качество получаемых услуг не улучшается, ко всему прочему – навязываются ненужные услуги.

– В начале мая, когда в Москве стояли высокие дневные температуры, а энергетики продолжали выработку тепла, поступило множество жалоб от граждан. По сути, это навязанная услуга, которую сейчас не можем законодательно ограничить.

Понятно, что энергетикам это выгодно: чем больше подадут тепла, тем выше будет платеж населения, но кто‑нибудь спросил у населения – нужно ли ему это? – развела руками госпожа Николаева.

Исполняющий обязанности генерального директора ОАО «ТГК-2» Петр Зарубин заметил, что данная проблема многократно поднималась, в том числе на площадке Совета производителей электроэнергии:

– Ресурсоснабжающие организации сегодня социально ориентированы и достаточно ответственны, чтобы понимать необходимость эффективного отпуска тепла. Никто не будет отпускать больше тепла только потому, что ему так захотелось. Мы понимаем ситуацию и пытаемся найти варианты ее урегулирования.

Другая проблема – на уровне страны отсутствует единый центр ответственности за отрасль теплоснабжения. Добавить к этому меняющиеся практически ежегодно правила игры – вот и получаем невозможность долгосрочных инвестиций в данную отрасль.

– Еще одна проблема – неэффективное тарифообразование. Коллеги из бизнеса резонно отмечают: если метод тарифообразования не будет пересмотрен, инвестировать в модернизацию просто нет смысла – проще договориться с тарифными комитетами и продолжать незатратную эксплуатацию существующих систем, – считает Елена Николаева. – Мы оказались в тупиковой ситуации, когда отрасль заинтересована в наращивании объемов: нам выгодно подавать и продавать как можно больше ресурсов, а потребитель вполне справедливо заинтересован в энергосбережении. Да и Минэнерго, занимаясь энергосбережением, заинтересовано, с одной стороны, развивать отрасль через увеличение объемов, с другой – должно заниматься реализацией Федерального закона № 261 об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности. Это просто логический коллапс – мы как пчелы против меда. Давайте будет откровенными: № 261‑ФЗ сегодня не реализуется в должной степени. Я встану на сторону собственников, которым никто не объясняет, что можно экономить на отоплении – никто не хочет идти, что называется, в народ, заниматься разъяснительной работой. А ведь если людям объяснить, что некоторые новшества помогут им сэкономить на платеже за энергоресурсы, они и энергосервисные контракты подпишут, и на установку ИТП и приборов учета согласятся.

По мнению директора по развитию федеральной независимой экспертной компании «Промтехэкспертиза», генерального директора компании «ЭнергоАльянс» Яна Горелова, «инвестиционная ловушка» заключается в том, что в энергетику в целом и тепловые сети в частности инвестируют высококвалифицированные инвесторы, глубочайшим образом разбирающиеся в экономике, политике, джиар-менеджменте (Government Relations – взаимодействие с органами государственной власти), взаимоотношениях с клиентами. При этом массовый инвестор, будь то государственные институты развития или частные зарубежные инвесторы, не в состоянии прийти в отрасль теплоснабжения ввиду ее хронической убыточности. Словом, речь идет о целом наборе факторов, разобраться с которыми должна либо межведомственная рабочая группа с привлечением бизнеса и власти, либо отраслевой институт.

Тревожные сигналы

Успешность работы отраслевых компаний, стабильность энерго­снабжения регионов, модернизация ТЭЦ и котельных напрямую зависят от решения долговой проблемы. В настоящее время все усилия по совершенствованию деятельности теплогенерации дают лишь ограниченный эффект. На этот аспект обратил внимание Петр Зарубин. Он напомнил, что ОАО «ТГК-2» – единственная российская энергетическая компания, которая с 2008 года развивает последовательное сотрудничество с китайскими партнерами в области тепловой генерации. Для расширения собственных возможностей и перехода на новый виток развития компания вышла на международный инвестиционный рынок и первой в России получила прямые китайские инвестиции на реализацию совместного проекта строительства ПГУ-ТЭЦ мощностью 450 МВт в Ярославле. Общая сумма инвестиций составляет порядка 20 миллиардов рублей.

По словам господина Зарубина, иностранные инвесторы готовы вкладывать средства в развитие российской энергетики, но их пугает нестабильность нашей экономики. Действительно, в 2015 году инфляция в России составила 12,9 процента, показатель ВВП снизился на 3,7 процента, а дебиторская задолженность потребителей за ЖКУ превысила отметку в 900 миллиардов рублей. При этом тарифные решения в энергетике носят социальный характер и не учитывают в качестве составляющей дебиторскую задолженность и стоимость кредитов для покрытия кассового разрыва, хотя в 2014‑2015 годах кредитная ставка выросла с 12 до 21,5 процента.

Да и регуляторная база несовершенна: отсутствует механизм взыскания задолженности, вносят вклад в отрицательную динамику неплатежей «неотключаемые» потребители, проявляют пассивность в вопросе взыскания задолженности правоохранительные и судебные органы, службы судебных приставов, заметно неравенство условий оплаты за потребляемые энергоресурсы (кассовый разрыв при оплате потребленных услуг и предоплата при закупке природного газа). Так, в 2008‑2015 годах цены на газ повысились в среднем в 2,3 раза, а тарифы на тепловую энергию в регионах присутствия ТГК-2 увеличились в 1,8‑2,2 раза.

Спикер посетовал, что ТГК-2 вынуждена списывать на убытки невозможную к взысканию дебиторскую задолженность потребителей за тепло- и электроэнергию. Между прочим, задолженность потребителей перед компанией составляет 9,37 миллиарда рублей, а в отопительный сезон 2014‑2015 годов ее рост в среднем по регионам составил 40‑70 процентов.

– Российская энергетика остро нуждается в инвестициях, но иностранные инвестиции в настоящий момент практически прекратились, – отметил Петр Зарубин.

С целью повышения инвестиционной привлекательности энергетической отрасли ТГК-2 предлагает ужесточить меры воздействия в отношении недобросовестных управляющих компаний: ввести запрет на изменение организационно-правовых форм собственности и названий; включить уровень дебиторской задолженности перед ресурсоснабжающими организациями в критерии, по которым УК может быть лишена лицензии; ввести механизм долгосрочной дисквалификации руководителей компаний, лишенных лицензии.

 Также, считает господин Зарубин, необходимо повысить ответственность «неотключаемых» потребителей тепловой энергии, требуя от них предоставления гарантий оплаты тепла и уточнив критерии потребителей, обязанных предоставить такие гарантии оплаты.
Тревожный сигнал для потенциальных инвесторов – проекты изменений законодательства, существенно меняющие условия ведения бизнеса. В частности, речь идет о проекте постановления правительства РФ «О внесении изменений в Правила оптового рынка электрической энергии и мощности по вопросам торговли электрической энергией и отнесения территорий Республики Коми и Архангельской области к ценовым зонам оптового рынка», предложенном Минэнерго.

В результате перевода Архангельской зоны в ценовую зону ОРЭМа в ближайшей перспективе возможна стабилизация действующих тарифов на электроэнергию для населения. Однако в среднесрочной перспективе неизбежно возникнут существенные убытки у генерирующих компаний, ухудшится их финансовое положение, как следствие – сократятся ремонтные программы, вырастет аварийность, а в конечном итоге – снизится надежность энергоснабжения крупнейших предприятий оборонного комплекса страны и всего региона.

Не надо мешать бизнесу

В завершение круглого стола высказались представители ведомств.

– Вы прекрасно понимаете, какая сейчас экономическая ситуация в стране, какие риски, какая волатильность, как тяжело принимает решение инвестор, вкладывая рубль в какую‑либо отрасль, – говорит заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Андрей Чибис. – Обсуждая заявленную проблематику, вы говорите: это хорошо, это плохо, давайте что‑то новое придумаем. Давайте, друзья, но прежде чем вводить какие‑то новые инструменты, может, стоит научиться пользоваться теми, которые есть?!

Заместитель директора Департамента оперативного контроля и управления в электроэнергетике Минэнерго России Алексей Храпков добавил, что, предлагая различные варианты решения проблемы, во главу угла энергетики ставят все‑таки потребителя.

– Примеры, прозвучавшие сегодня, уже не сигнализируют, а бьют в набат: мы потеряли крупного промышленного потребителя, сейчас теряем и коммунального. Нужно принимать меры, спасать централизованное теплоснабжение, потому что более эффективного теплоснабжения пока не придумано, – развел руками представитель Минэнерго. – В настоящий момент практически отсутствуют комплексные инструменты поддержки отрасли. Безусловно, необходимо решать точечные вопросы, стимулирующие привлечение инвестиций, однако принципиальным вопросом является общая оптимизация системы теплоснабжения, и здесь важно понять: кто будет определять целевые показатели, кто – их реализовывать. Мы считаем, определять целевые показатели, которые будут минимизировать общественные издержки, стимулировать потребителя оставаться в системе централизованного теплоснабжения должна местная власть, а реализовывать их должен бизнес. После того как эти показатели будут утверждены, не надо бизнесу больше мешать, нужно только контролировать достижение этих показателей и реализацию данных мероприятий.

Последнее изменениеЧетверг, 06 октября 2016 13:38
Оцените материал
(0 голосов)